vanatik05 (Nataly) (vanatik05) wrote,
vanatik05 (Nataly)
vanatik05

Categories:

ЭВОЛЮЦИЯ ПОРТРЕТА. Часть 14. Русский портрет, XVII-XVIII века.(2)

Продолжение

В 1762 году был издан знаменитый манифест Петра III о пожаловании «всему российскому благородному дворянству вольности и свободы» от обязательной службы. Ключеский писал о послепетровских дворянах, что „реформа вместе со старым платьем сняла с них и сросшиеся с этим платьем старые обычаи, вывела их из чопорно строгого древнерусского чина жизни". Дворяне, обладавшие огромными средствами, старались подражать роскоши двора, украшать свой быт и самоутверждаться в том числе и с помощью картин известных художников. Наступает период расцвета портретного жанра, причем не только в императорском дворце и во дворцах придворных, но и в помещичьих усадьбах, и в богатых домах горожан. Есть два определения этого периода в российской истории: „веселый век Елисавет" и „ломоносовское время". Приходит и новое поколение портретистов, среди них прежде всего А.П.Антропов (1716-1795),


творчество которого является важным звеном между двумя этапами развития русской живописи XVIII века, оно завершает переход от наивно-реалистичного «парсунного» изображения к сложной декоративности европейского барокко. Сын оружейника, рано проявивший способности к рисованию, он учился у А.Матвеева, потом у Вишнякова, затем у Каравака, он много взял от них, но оставался творчески самостоятельным.

{

Характерной особенностью портретов Антропова являются удивительная достоверность и откровенность, он не старается идеализировать свои модели, приукрашивать их, любит рисовать старые лица со следами увядания или некрасивые, почти уродливые, даже не стремясь их приукрасить, как например на этом портрете.



Среди его учеников было много успешных в будущем художников, среди них самый талантливый, как считал Антропов - Д.Левицкий.
Одним из самых известных художников-портретистов того времени, многие работы которого дошли до наших дней и показывают новый тип барочного изображения — «интимный портрет», в котором отражена личность, был
И.П. Аргунов (1729 —1802).


Аргунов был крепостным графа Шереметева, вырос в доме своего дяди, бывшего дворецким в имении графа, выполнял всякие хозяйственные поручения. Специального художественного образования юноша не получил, но есть версия, что в течение 3 лет он учился у Г.К.Гроота, придворного художника императрицы Елизаветы, создавал вместе с ним иконы для церкви Большого Царскосельского дворца. Расцвет творчества Аргунова приходится на 60-е годы, когда Шереметевы переехали в Москву, а его оставили управляющим дома в Петербурге. Из-за большой занятости делами ему не удается много времени уделять живописи, но именно в эти годы он создает самое знаменитое свое произведение – первое полотно на крестьянскую тему в русской живописи.


Большое место в творчестве художника занимают, конечно, парадные портреты, особенно много портретов царствующих особ и знаменитых людей того времени из окружения графа Шереметева, но он стремится даже в парадные портреты внести интимную нотку, как, например, спицы и вязание в руках графини.


Аргунов приобрел большую известность, занимался и педагогической деятельностью (воспитал немало учеников, среди них своих сыновой, из которых двое стали художниками, а один архитектором), ни в чем финансово не нуждался, но всю жизнь страдал от двойственности своего положения: с одной стороны - признанный художник, с другой - бесправный крепостной.
Известный русский художник, представитель классицизма, как и Аргунов, родившийся в семье крепостных князя Репнина в его имении Воронцово, Федор Степанович Рокотов (ок.1735-1808) был освобожден от крепостной зависимости еще в раннем возрасте.


(Существуют большие сомнения в том, что на картине Рокотов изобразил себя, так как он никогда не служил, но предположение такое имеет право на существование). Известно, что во второй половине 1750-х годов Рокотов находился уже в Петербурге, под покровительством И.Шувалова, курировавшего недавно созданную Академию художеств. Там он знакомится с Ломоносовым, оказавшим на него большое влияние как поэт и ученый. Когда на престол вступила Екатерина II, Рокотов выехал в Москву на коронационные торжества и написал ее парадный профильный портрет.



А чуть позже и два портрета фаворита императрицы, графа Орлова – один парадный, а другой – интимный, где шумный и уверенный в себе Орлов изображен тихим и скромным, но умным и хитрым.


В 1765 году Рокотов получает звание академика и возвращается в Москву, где у него появляется новый круг знакомств среди видных государственных деятелей, ученых и людей искусства. У него возникает дружба с известным поэтом, архитектором, коллекционером и книгоиздателем Н.Е Струйским, который высоко ценил талант художника. В 70-е годы, в пору своего творческого расцвета, Рокотов создает целую серию прекрасных женских портретов, среди них и этот знаменитый портрет, которому Заболоцкий посвятил прекрасные строчки…
"Ее глаза - как два тумана,
      Полуулыбка, полуплач,
      Ее глаза - как два обмана,
      Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,
     Полувосторг, полуиспуг,
     Безумной нежности припадок,
     Предвосхищенье смертных мук..."




(Трудно себе представить, что эта «сотканная из туманов» женщина родила от немолодого, но страстно влюбленного в нее мужа 18 детей, из которых выжили только 8)
К старости зрение художника быстро стало слабеть, он почти ослеп, в последние годы жизни он уже не мог работать и тихо доживал в Москве в собственном доме. Похоронен Ф.С. Рокотов в Новоспасском монастыре.
Интересна судьба одного из самых выдающихся художников XVIII века, вознесенного на вершину славы и получившего прозвище «русский Гейнсборо», но умершего в полной безвестности и забвении. Любимый ученик Антропова, российский художник украинского происхождения Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735—1822) родился в семье священника и одновременно гравера по фамилии Нос (позже взявшего псевдоним, под которым мы и знаем его сына), первые уроки рисования ему преподал отец, а после переезда в Санкт-Петербург (в 1758 году) – он учился у Антропова. Уже в 35 лет художник получил звание академика за этот портрет.



Он создал множество портретов выдающихся деятелей России – политиков, поэтов, предпринимателей – императрицы Екатерины II, семейства графа Воронцова, Державина, Суворова, Новикова и считающийся одним из лучших его парадных портретов – крупного предпринимателя, мецената и благотворителя, Демидова.



Вершиной творчества Левицкого считается серия портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц, написанная в 1773—1776 годах. Его «Смолянки» - шедевр мирового искусства, в них художнику удалось изобразить не статичные фигуры и застывшие лица, а молодых девушек часто в движении, живых, со своими характерами и интересами.



Творчество Левицкого к концу века было почти забыто, но в 1807 году ему предложили преподавать в Академии художеств, где он уже раньше работал и где тогда среди его учеников был тот, кто затмит славу учителя – Кипренский. К.Паустовский писал о влиянии Левицкого на учеников: «Над умами художников властвовал тогда Левицкий — хитрый и добродушный украинец, создавший гениальные портреты кавалеров и дам екатерининской эпохи. Все пытались подражать золотистому теплому тону его картин… На последних картинах Левицкого золотистый тон исчез. Он сменился фиолетовым и малиновым — холодным и старческим тоном.»
Владимир Лукич Боровиковский ((1757–1825) родился в Миргороде в казачьей украинской семье, его отец (Лука Боровик) и многие мужчины в семье были иконописцами, молодой Боровиковский последовал этой семейной традиции, уйдя в отставку в звании поручика после воинской службы. В 1787 Екатерине II, посещавшей Крым и остановившейся по дороге в Миргороде, понравились две работы молодого художника (панно с портретами Петра и самой императрицы), написанные Боровиковским специально по заказу для дворца, где она останавливалась по дороге. Императрица велела художнику ехать в Петербург учиться в Академии художеств. Его, правда не приняли, ему уже был 31 год, но он знакомится там со многими выдающимися людьми того времени, среди которых и Левицкий, ставший позже его учителем. Эти знакомства позволили Боровиковскому написать портреты не только Екатерины II на
прогулке, «непарадный», интимный,

}

но и многих других ярких и знаменитых людей той эпохи, в том числе и членов императорской фамилии, придворных, научной и художественной элиты, и даже самого императора Павла I.



Но мне, как и многим другим любителям и ценителям, конечно, ближе и интереснее его камерные работы, в которых художник свободнее в выборе, во многих из них ему удалось передать не только внешнюю красоту и грацию моделей, но и их внутреннюю душевную тонкость, порывистость или задумчивую романтичность.



В парадных портретах Боровиковский стремится подчеркнуть внутреннюю собранность, силу характера, ум и благородство, сдержанность эмоций и целеустремленность модели, изображаемой уже не на пейзажном фоне, а на одноцветном или интерьерном.


э

К концу 1811 года после девятилетних трудов по росписи Казанского собора в Петербурге и придворных интриг слава Боровиковского стала затухать, на горизонте появились новые имена, такие как Кипренский, заказы на портреты перестали поступать художник вернулся к религиозной живописи, увлекся мистицизмом и скромно жил в своей квартире вместе с учениками, так и не создав семьи и не заведя детей.
И последний художник той эпохи, о котором надо сказать (разумеется их было гораздо больше, чем тут упомянуто) был Степан Семенович Щукин (1762 —1828). Он рос в Воспитательном доме для сирот, подкидышей, солдатских и беспризорных детей.
Там заметили его пристрастие к рисованию и способности и перевели в воспитанники Императорской Академии художеств.



Ему посчастливилось пройти прекрасную профессиональную школу в Академии у Левицкого, которого он позже, после учебы в Париже, сменил в качестве руководителя портретного класса. В этом автопортрете хорошо ощущается приближение в русском портретном искусстве нового, романтического этапа, элементы которого уже видны были в сентиментализме Боровиковского.
Но ярче всего талант художника проявился все-таки в генеральной линии развития „официального" портрета большого стиля, например, в портретах Павла I, самых правдивых парадных портретах в русской живописи, отражающих «сумасбродную энергию хаотического правителя".



В 1798 году в возрасте 35 лет Щукин становится академиком, а в 1802 году избирается в Совет Академии, но не прекращает ни своей практической художественной деятельности, ни преподавательской – среди его многочисленных учеников был и прославившийся позже Василий Тропинин.
Заканчивая эту часть обзора, можно сказать, что период становления русского портретного жанра, перехода от старых форм культуры, ученичества у Запада был завершен в XVIII веке, главной национальной особенностью становится выражение в портрете передовых общественных идей. О лучших мастерах второй половины столетия сказал Эрих Голлербах (русский искусствовед, художественный и литературный критик): «В их портретах впервые проглянула сквозь слой гармонично наложенных красок душа человеческая, со всеми ее радостями и страданиями, во всем ее многообразии".
Продолжение следует, а пока, как всегда, предлагаю в качестве иллюстрации видеоролик (87 репродукций) в музыкальном сопровождении русской музыки.



Tags: русский портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments