vanatik05 (Nataly) (vanatik05) wrote,
vanatik05 (Nataly)
vanatik05

Category:

ЭВОЛЮЦИЯ ПОРТРЕТА. Часть 14. Русский портрет, XVII-XVIII века (1).

«В редкие только мгновения человеческое лицо выражает главную черту свою,
свою самую характерную мысль. Художник изучает лицо и угадывает главную мысль лица,
хотя бы в тот момент, в который он списывает, и не было ее вовсе в лице.»
Ф. М. Достоевский, «Подросток»

Эту тему, «Русский портрет», я отложила почти на самый конец своего обзора из-за ее сложности и неоднозначности. Дело в том, что портретная живопись, как и живопись вообще, в России появилась намного позже, чем в странах Европы. Но она получила такое бурное и яркое развитие, особенно в XVIII веке, вобрала в себя все лучшее, что было уже наработано на Западе, и быстро догнала его, создав свой неповторимый образ «русского портрета».

Зарождение русской живописи исследователи относят к началу XVI века. Но это были фрески на религиозные темы и иконопись, до нас дошли работы и имена Феофана Грека, Андрея Рублева и Дионисия, но вплоть до XVII века светской живописи в России практически не было, впервые можно увидеть некое подобие светского портрета в парсуне – это портрет, который по стилю, приёмам и материалам первоначально ничем не отличается от иконы, она создавалась как надгробный, мемориальный образ, поэтому очевидна ее связь с религией.


Во второй половине века под влиянием западноевропейского искусства появляются парсуны «фряжского письма» (это выражение уже почти не употребляется в современном искусствоведении), при написании которых используются приемы иконописи, но они уже отличается внешней достоверностью, большей похожестью образов. Можно назвать несколько имен художников того времени, один из «первопроходцев» - Симон Ушаков (1626-1686), который уже в 22 года начал работать в мастерских Серебряной палаты при Оружейном приказе, вскоре приобрел известность лучшего на Москве иконописца и был переведен в саму Оружейную палату. Он присматривался к западным образцам и к натуре, прекрасно владел всеми средствами тогдашней техники и старался вывести русскую живопись из застоя и рутины, что было сложно при зависимости искусства от церкви и от требований русского быта.


Федор Зубов (1615? – 1689) из Устюга Великого, еще один художник того времени, работавший сначала под руководством Ушакова, а затем и возглавивший мастерские Оружейной палаты. Зубов умел сочетать многовековое иконописное наследие с современными ему художественными новшествами. Он писал иконы, но изображал на них уже и живших в то время людей.


Богдан Салтанов (ок. 1630-1703), армянин родом из Персии, настоящее его имя и обстоятельства жизни до прибытия в Россию неизвестны. Упоминается, что в России он принял православие, был жалован дворянством и работал в артели мастеров Оружейной палаты, а в 1686 году и возглавил ее. И. Э. Грабарь говорил, что Салтанов и его современники «являются „крайней левой“ в истории русской иконописи ушаковской эпохи, — теми якобинцами, в искусстве которых исчезают последние следы и без того уже довольно призрачной традиции». Именно Салтанов стал первым художником в Москве, который начал писать иконы в живописном стиле.
Переходу от иконописи к светскому искусству немало способствовали иностранные художники, приезжавшие уже с конца XVII века в качестве учителей, сначала на время, а потом многие оставались в России, в том числе и под их влиянием стала развиваться портретная живопись, как говорили тогда – письмо “с живства” (отсюда «живопись»), уже принципиально отличавшееся от ИКОНОПИСИ. Творчество иностранных художников, способствовавшее становлению русской живописи, в искусствоведении принято называть «россика». Многие портреты русских царей тех времен написаны именно иностранными художниками, преимущественно немцами и французами. Среди первых приехавших из Германии по приглашению Петра I был Иоганн Готфрид Таннауэр (1680-1737).


Этот портрет – одна из самых известных работ мастера, тут присутствует уже и пейзаж, и сцена сражения, написана картина масляными красками. Таннауэр остался в России вместе с семьей и прожил в Москве до самой смерти.
Георг Гзель (1673-1740) познакомился с Петром I в Амстердаме и был приглашен им на службу в Россию.


У него было много успешных учеников, он оформлял петровские придворные празднества, выполнял вместе с женой разные задания для рисовальщиков, отправлявшихся в ботанические и биологические экспедиции, был живописцем Академии Наук и тоже прожил в России до самой смерти.
Одним из наиболее известных и значимых придворных художников того периода был француз-гасконец Луи Каравак (1684-1754),


привлекший в Париже внимание Петра Лефорта. Он договорился с ним на 3 года работы, но художник остался в Санкт-Петербурге на Васильевском острове, жил в доме, подаренном ему в 1722 Петром I.

При Анне Иоановне был назначен «придворным первым живописного дела мастером», оставался им и при Елизавете Петровне, создал четырнадцать портретов императрицы Елизаветы для российских посольств за границей, имел множество учеников и умер в России.
И еще одними из многих художников-иностранцев были немцы братья Гроот, особенно Георг Кристоф Гроот (1716-1749),


ставший придворным живописцем императрицы Анны Леопольдовны, затем Елизаветы Петровны. Его учеником был знаменитый крепостной живописец графов Шереметевых И.П. Аргунов, о котором мы еще поговорим.
Основателем русской портретной школы считается сын московского священника Иван Никитин (ок.1690 – ок.1742), родившийся и выросший в Москве и учившийся у одного голландского художника в гравюрной мастерской Оружейной палаты.


В 1811 он стал в Санкт-Петербурге подмастерьем Иоганна Таннауэра, о котором мы говорили выше, потом учился в Италии, куда его послали в числе 20 молодых художников, а по возвращении он становится придворным художником.


В 1732 Никитин был арестован вместе с братом Романом, также художником, по делу о распространении пасквилей на Архиепископа Феофана, 5 лет провел в Петропавловской крепости, был подвергнут унижениям и побоям, и отправлен на вечное поселение в Тобольск. А когда был помилован через 10 лет, то заболел и умер по дороге в Санкт-Петербург.
Также одним из основателей русской портретной светской живописи считается Андрей Матвеев (ок.1701-1739), раннее дарование которого было замечено императрицей Екатериной, решившей отправить его для обучения в Голландию.


Вернувшись в Россию Андрей Матвеев становится «гофмалером»  (придворным художником) государыни Екатерины, любимым жанром художника остается портрет, он одним из первых в истории русской живописи создал не просто автопортрет, а парный автопортрет (так напоминающий работы Рембрандта и Рубенса), отразив в нем любовные отношения между молодыми супругами.


«Это настоящий шедевр, картина художника высокой выучки, но наполненная чувством такой силы, какая была редкой и для европейских мастеров.» (Сергей Полещук. Художник Матвеев Андрей Матвеевич: биография, творчество, лучшие работы и история жизни).
Еще один известный русский художник Иван Вишняков (1699-1761) был не только монументалистом, декоратором и иконописцем, но и прекрасным портретистом в стиле рококо.


В возрасте 15 лет Иван отправляется из Москвы, где он родился в семье ремесленника, в Петербург и вскоре начинает работать под руководством Луи Каравака, о котором я писала выше, потом ходит в подмастерьях у Матвеева, а после его смерти возглавляет живописную мастерскую. Он писал иконы, реставрировал картины, расписывал Зимний и Петергофский дворцы, создавал портреты не только царственных особ, но  просто известных людей того времени.


К сожалению, достоверных портретов Вишнякова дошло до нашего времени совсем немного, и только два из них подписаны самим художником. Как раз этот портрет Тишининой и еще один - ее мужа.
Продолжение следует...

Tags: русский портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments